MathCAD


6.11.2. Общекультурный аспект проблемы


Откройте первую страницу любого западного издания и вы увидите предупреждение о том, что эту книгу (ее отдельные главы или страницы) запрещено копировать. Автор сначала написал «и вам бросится в глаза грозное предупреждение», но потом заменил на нейтральное «вы увидите». Все прекрасно понимают, что имеется в виду копирование в коммерческих целях. Как на Западе, так и у нас в библиотеках вполне легально стоят копировальные аппараты, на которых «ксерят» книги и журналы от корки до корки, исключая разве что ту самую страницу с грозным, а по сути пустым предупреждением. Снимать копии с печатной продукции любыми доступными способами (выпиской цитаты в тетрадку, например) можно в образовательных и научных целях. Более того, если кто-то препятствует такому способу распространения информации, то это расценивается как прямое нарушение прав автора. Не авторских прав[70], а именно «прав автора». За этой стилистикой скрывается то, что авторскими правами почти всегда распоряжается не автор, а издатель. Права же автора, это как права человека, которые «от Бога» и которые невозможно передать кому-либо. Появление на рынке «черных» копий книги расстраивает обладателя авторских прав. Автор же (обладатель прав автора) сначала радуется этому, а потом уж огорчается по поводу потери будущей и, как правило, эфемерной прибыли[71]. Размытость границы между коммерческим и некоммерческим использованием копий можно видеть и в другом. Аспирант «наксерил» чужих статей, слепил из них диссертацию (скажем мягче – часть диссертации), получил ученую степень, а через нее – высокооплачиваемое место на фирме или в университете. Даже если слово «слепил из них» заменить на «которые помогли ему написать», то суть дела не меняется: знания – это самый дорогой товар на цивилизованном рынке.

Такой подход к книжной продукции пользователи ЭВМ (а это сейчас самая читающая публика – в метро мелькает не только дамский роман, но и какой-нибудь User’s Guide или «Excel для «чайников») перенесли и на программные продукты (продукция, продукты – это все рыночные термины). Изучить программу так же интересно и полезно (в общекультурном, образовательном плане), как и книгу. Беда, а быть может, и счастье программ лишь в том, что копировать их намного проще, чем книги. Кроме того, даже самые гениальные программы, в отличие от классической литературы, умирают раньше срока завершения действия авторских прав. Пушкина или Шекспира сейчас кто угодно может издавать.




- Начало -  - Назад -  - Вперед -